The Capri Times
Гран-тур на Капри
Михаил Талалай
Анастасия Кучумова
Апрель, 2021
Прежде чем приступить к рассказу, хочу поблагодарить за вдохновение историка Михаила Талалая.

Без него я никогда бы не решилась на этот отчаянный поступок - рассказать о путешественниках Гран-тура в Неаполе и на острове Капри.

С точки зрения истории и социологии, современный туризм восходит к началу XVIII века, а первой страной назначения туристов являлась Италия. 

Джороджо Зоммер. Капри 
Гран-тур на Капри
Михаил Талалай: Гран-тур на Капри

Гран-тур (Grand Tour), т.е. «Большое путешествие» по Италии в XVII-XIX вв. во многом совпадал с идеями Просвещения, согласно которым образование, усвоение достижений предшествующих культур должно было идти также и путем непосредственного знакомства с памятниками культуры, в первую очередь, античной. При этом памятники античности были более доступны в Италии, нежели в Греции, тогда еще под турецким игом. Точкой отсчета полагают эпохальную книгу английского литератора и священника Ричарда Лассельса «The Voyage of Italy, or a Compleat Journey through Italy» (1670), давшую толчок италомании среди европейской элиты.
Как афористично писал французский литератор Ж.-Ж. Лаланд в своей книге «Voyage en Italie» (1779), «в Италии красивых, важных и уникальных вещей больше, чем во всей остальной Европе», и Гран-тур вводил в культурный багаж европейца эти итальянские «вещи».
Гран-тур имел множество оттенков: от сентиментального, вдохновленного знаменитой книгой Стерна «Sentimental journey through France and Italy» (1768), до романтического, навеянного поэзией Байрона, Шелли и иных. Существовала и традиция «путешествий реалистов», избравших «скучную и плоскую дорогу истины», как писал (в пику «сентиментальному путешественнику») Генри Свинбурн, объехавший Италию в 1777-1780 гг.
В Италию отправлялись не только за образованием и эстетическими впечатлениями, но и для искусствоведческих, экономических, природоведческих штудий, проводимых in situ. Многие юные джентльмены в рамках путешествия проходили эротическую инициацию, иные подбирали себе красивых невест.
Постепенно в главных центрах итальянской цивилизации – в Риме, Венеции, Флоренции, Неаполе – сложились космополитические колонии иностранцев, а также целые «творческие коллективы» (одним из самых важных назовем круг Винкельмана в Риме).
Россия стала знакомиться с Италией позже других стран, однако делала это со свойственным размахом: думается, самый продолжительный в истории Гран-тур совершили юные братья Демидовы, путешествовавшие по Европе 13 (!) лет, в 1748-1761 гг.
​Капри не сразу вошел в маршрут Гран-тура: во-первых, до острова надо было добираться, совершая дополнительные усилия; во-вторых, его достопримечательности стали известны позднее. Однако с середины XIX века и остров стал относится к тому, что теперь называют must: нельзя было уехать из Кампании, не увидев Голубой грот, Монте Тиберио, Природную арку и Фаральони.

​Обслуживать «гран-туристов» принялись художники и, чуть позже, профессиональные фотографы. Их экономичную продукцию могли приобрести и «демократические» посетители Италии, а не только Демидовы.
Джорджо Зуммер. Капри, Фаральони
Анастасия Кучумова
Итак, в продолжение повествования Михаила отмечу, что посещение Неаполя и острова Капри были любимым маршрутом художников конца XIX века.

Вполне закономерно, что данная тенденция сразу же была с энтузиазмом подхвачена аристократами Российской империи, главной набирающей силу в тот период державы, положив начало плодотворному процессу сближения с итальянской историей и культурой.

Спустя пару десятилетий тенденция настолько сублимировалась, что стала неотъемлемой частью творческого пути каждого российского интеллектуала. И вот уже невидимые связи, духовная и эмоциональная близость настолько сроднили нас с Италией, что вряд ли найдётся в современной истории России известный человек, который не отразил бы этого чувства близости. 

Замечу, что в «русском» Гран-туре путешественники часто уделяли больше внимания «зрелищу народной жизни» (П. Муратов, «Очерки об Италии»), чем руинам классической цивилизации. Творческие, просвещённые русские интеллектуалы подсознательно смогли уловить духовную близость наших народов. 
Джорджо Зоммер. Капри, вид на остров и бухту Марина Гранде с горы Тиберия
Прочитав строки из писем Николая Васильевича Гоголя, ещё более понятными становятся ощущения русских путешественников в Италии:
«Если бы вы знали, с какой радостью я бросил Швейцарию и полетел бы в мою душеньку, в мою красавицу Италию. Она моя! Никто в мире её не отнимет у меня! Я родился здесь. Россия, Петербург, снега, подлецы, департамент, кафедра, театр - всё мне снилось!...» (В. А. Жуковскому, 1837 г.)

«Словом, вся Европа для того, чтобы смотреть, а Италия для того, чтобы жить». (А. С. Данилевскому, 1837 г.)

«Вот моё мнение! Кто был в Италии, тот скажи «прости» другим землям. Кто был на небе, тот не захочет на землю. Словом, Европа в сравнении с Италией всё равно, что день пасмурный в сравнении с днём солнечным». (В. О. Балабиной 1837 г.)

«О, Италия! Чья рука вырвет меня отсюда? Что за небо! Что за дни! Лето - не лето, весна - не весна, но лучше весны и лета, какие бывают в других углах мира. Что за воздух! Пью - не напьюсь, гляжу - не нагляжусь. В душе небо и рай. У меня теперь в Риме мало знакомых, или, лучше, почти никого. Но никогда я не был так весел, так доволен жизнью». (А. С. Данилевскому 1838 г.)

«Какая весна! Боже, какая весна! Но вы знаете, что такое молодая, свежая весна среди дряхлых развалин, зацвётших плющом и дикими цветами. Как хороши теперь синие клочки неба промеж дерев, едва покрывшихся свежей, почти жёлтой зеленью, и даже тёмные как воронье крыло кипарисы, и ещё далее голубые, матовые, как бирюза горы Фраскати и Албанские и Тиволи. Что за воздух! Удивительная весна! Гляжу - не нагляжусь. Розы усыпали теперь весь Рим; но обонянию моему ещё слаще от цветов, которые теперь зацвели и которых имя я, право, в эту минуту позабыл. Их нет у нас. Верите ли, что часто приходит неистовое желание превратиться в один нос, чтоб не было ничего больше - ни глаз, ни рук, ни ног, кроме одного только большущего носа, у которого бы ноздри были в добрые вёдра, чтоб можно было втянуть в себя как можно побольше благовония и весны». (Письмо к Смирновой)

«Что за земля Италия! Никаким образом не можете вы её представить себе. О, если бы вы взглянули только на это ослепляющее небо, всё тонущее в сиянии! Всё прекрасно под этим небом; что ни развалина, то и картина; на человеке какой-то сверкающий колорит; строение, дерево, дело природы, дело искусства, - всё, кажется, дышит и говорит под этим небом. Когда вам всё изменит, когда вам больше ничего не останется такого, что бы привязывало вас к какому-нибудь уголку мира, приезжайте в Италию. Нет лучшей участи, как умереть в Риме; целой верстой здесь человек ближе к небу». (Письмо к Плетнёву)
Джорджо Зоммер. Капри, Марина Гранде
Богатая история юга Италии - Помпеи, Неаполь и окрестности, конечно же привлекали аристократов, художников писателей, философов и прочих путешественников. Но большей притягательности способствовали мягкий морской климат и особая атмосфера «приятного ничегонеделания» - il dolce far niente.

В эти годы путешественники часто привозили из поездки памятные изображения - фотографии Неаполя, ностальгические панорамные виды города и его окрестностей, морские пейзажи.

Уже тогда одним из самых популярных сюжетов был вид Неаполитанского залива на фоне Везувия. Неаполитанские фотографии значительно отличались от строгих и сдержанных кадров Рима. Несколько десятилетий главным фотографом юга Италии считался уроженец Германии Джорджо (Георг) Зоммер (Франкфурт 1834 - Неаполь 1914). Он признан одним из главных действующих лиц, вошедших в историю фотографии в Италии, творивших на рубеже конца девятнадцатого и начала двадцатого века.
Фотографии Неаполя, как и улицы города наполнены людьми: торговцы, рыбаки, вальяжные бездельники лаццарони, вездесущие уличные мальчишки…
Джорджо Зоммер. Капри
В Санкт-Петербурге, в музейно-выставочном центре РОСФОТО посетители могут насладиться  коллекцией фотографий, привезённых из Италии русскими туристами XIX века. Эти удивительные фотографии из российских государственных и частных архивов, представляют ценное свидетельство традиций, до сих пор оказывающих большое влияние на глубину дружеских отношений между Италией и Россией. Мы выражаем благодарность организаторам выставки, среди которых РОСФОТО и Итальянский институт культуры в Санкт-Петербурге, за то, что они придумали и воплотили проект: 
Гран-тур. Италия в фотографии и воспоминаниях русских путешественников XIX века
Выставка организована при поддержке министерства культуры Италии, генерального консульства Италии и Итальянского института культуры в Санкт-Петербурге.
Sostieni il progetto "The Capri Times"
Оказать поддержку проекту "The Capri Times"