The Capri Times










Репортаж из Милана Михаила Талалая

Гран-тур

Мечта об Италии от Венеции до Капри

Томас Джонс. Вид Капри от Флегрейских полей, фрагмент. 1780 г. Частная коллекция.
Михаил Талалай
Историк
Февраль, 2022
Эта роскошная выставка в Милане называется несколько иначе: «Grand Tour. Sogno d’Italia da Venezia a Pompei», но мы для нашего журнала слегка подкорректировали название, ибо уверены, что полет мечтаний гран-туристов не останавливался в Помпеях, а уносился и далее – к горизонту Неаполитанского залива, с двугорбым силуэтом Капри. Об этом свидетельствуют и выставленные картины.
Экспозиция, организованная банком Intesa Sanpaolo в его миланской «Итальянской галерее», продлится до 27 марта. У Банка есть еще две «Итальянских галереи» (Gallerie d’Italia): в Неаполе – Палаццо Дзеваллос-Стильяно и в Виченце – Палаццо Леони-Монтанари, с превосходной коллекцией русских икон.
Джулио Карлини. Семейство Толстых в Венеции, фрагмент. 1855 г. Государственный Эрмитаж
Собственно о Гран-туре мы уже писали, когда рассказывали о фотовыставке, ему посвящённой, в Петербурге. Вкратце напомним, что этим термином обозначают традиционное образовательное путешествие европейского джентльмена, преимущественно в Италию (Любопытно, что в проспектах о миланской выставке пишут, что гран-туристы приезжали «не только из Европы, но и из России…»). Расцвет Гран-тура – вторая половина XVIII века, а где-то с середины XIX столетия он утратил свою элитарность, став достоянием самых широких слоев населения. В итоге гран-туризм стал просто туризмом.
Крайней северной точкой для Гран-тура традиционно считалась Венеция. Вне сомнения, можно только порадоваться, что одной из титульных картин устроители выставки в Милане выбрали картину из Эрмитажа. Cобственно Эрмитаж объявлен официальным со-партнером в проекте, хотя с русской стороны участвовал не только этот великий музей, но и музеи Гатчины, Царского Села  и Павловска.

Сергей Андросов и Николай Гурьев. Фото М.Г. Талалая, Милан, ноябрь 2021 г. 

На эрмитажном полотне действительно все главные атрибуты Гран-тура – элегантный господин и его семейство на фоне италийских красот. Картина, действительно символична: ее употребили и для изготовления разного рода сувениров – от книжных закладок до магнитиков на холодильник. Главный персонаж – граф Иван Матвеевич Толстой (1806-1867), видный государственный деятель. Вместе с детьми и супругой (на заднем плане, вероятно, теща) вельможа готовится сесть в гондолу. Автор полотна, венецианец Джулио Карлини, известен своими пейзажами Лагуны, а также портретами видных земляков, водруженных в кафе «Флориан» на пьяцце Сан Марко. Интересно, что перед нами — родители последнего дореволюционного директора Эрмитажа (картина происходит из его коллекции), правда сей Толстой (Дмитрий Иванович) еще не родился.
Эрмитажные объекты привез в Италию историк искусства Сергей Андросов, знаток не только итальянского искусства, но и русско-итальянских связей. Видное место среди привезенных им артефактов занимает портрет графа Гурьева. Это – один из эрмитажных шедевров, единственный «русский портрет» Жана-Огюста-Доминика Энгра. Надо знать историю картины, чтобы оценить ее полное соответствие программе выставке. Граф Николай Дмитриевич Гурьев (1789-1849), видный дипломат, позировал во Флоренции, где тогда, в 1821 г., жил начинавший свою карьеру Энгр. Граф Гурьев сделал и другой косвенный вклад в Государственный Эрмитаж, купив и привезя в Россию прославленную «Танцовщицу» Кановы. 
Помпео Боттони. Портрет Томаса-Уильяма Коука. 1774 г. Частная коллекция
В целом, представленный великолепный материал – много шире собственно Гран-тура. Кураторы, к примеру, решили показать и собственно античные артефакты, ради которых ехали европейцы. В центре экспозиционных пространств – античная скульптура, которой любовались и которую старались, разными путями, порой нелегальными, вывезти в родные края коллекционеры. Отдельная секция представляет итальянские типы и сюжеты, привлекавшие иностранцев.
Особый зал отведен типичному гран-туристу. В самом деле, у них существовал особый дресс-код: это элегантная, но легкая одежда, для XVIII века почти спортивная. Полагалось иметь при себе собачку. Римский живописец Помпео Баттони (и не только он) специализировался именно на портретах таких визитеров, желавших получить художественное свидетельство о поездке (фотографий не существовало). Времени на позирование у них было мало, и Баттони работал по трафарету – одна и та же собачка, схожие обломки античных изваяний и колонн.
Пьер-Жак Волер. Извержение Везувия, фрагмент. 1782 г. Неаполь, Музей Каподимонте.
Собачку брали с собой и в походе на Везувий. Вообще вулкан занимает почетное место на выставке в Милане: это был must, как, впрочем, и сейчас. Особый фрагмент Гран-тура – восхождение на Везувий, не задорого можно было вознестись на носилках, роскошь, увы, теперь не практикуемая. Счастливчикам удавалось полюбоваться извержением, при этом все видели тревожный дым над огненный горой, прекратившийся, к большому сожалению экскурсоводов, в 1944 году, в результате последнего извержения.
Михаэль Вутки. Сольфатара и Флегрейские поля. 1782. Частное собрание
Но главное на миланской экспозиции это виды Италии. Их много. После Венеции, вслед за гран-туристами, можно любоваться Флоренцией, Римом, Неаполем, включая Помпеи и Капри, и даже Сольфатарой.
Франц-Людвиг Катель. Портрет архитектора Карла-Фридриха Шинкеля на фоне Капри. 1824 г. Национальная галерея Берлина
Но бывали и особенно упорные путешественники, которые двигались и дальше – в Пестум и на Сицилию, где их привлекали великолепные древнегреческие памятники. Так что выставку можно было бы назвать «Мечта об Италии от Венеции до Сиракуз». Но для нашего журнала мы остановимся на Капри…
Якоб-Филипп Хакерт. Вид залива Поццуоли, фрагмент. 1798 г. Рим, Музей Марио Праца.
Впрочем, продолжим наш маршрут по Кампании. Увы, никто из гран-туристов не добирался до Прочиды – этой золушки Неаполитанского залива. Но в текущем году этот некогда рыбачий остров объявлен культурной столицей Италии, и можно предположить, что теперь-то его будут активно осваивать и «простые» туристы. Скромный силуэт Прочиды и ее Палаццо Д’Авалос на первом плане можно разглядеть на картине Хаккерта – за Мизенским мысом, перед Искьей. Теперь наш репортаж с миланской выставки можно назвать «Мечта об Италии от Венеции до Прочиды».
Sostieni il progetto "The Capri Times"
Оказать поддержку проекту "The Capri Times"